Печальная Белладонна

Небольшая серия статей о том, что является источником вдохновения для PETRA. Начнём с кино и мультипликации.
В этом посте, посвященном японскому кино, мы расскажем о полузабытом сокровище анимационной эротики 1970-х.

«Печальная Белладонна» – история, разворачивающаяся в средневековом французском городе, вдохновленная Климтом, Бердсли, Шиле, Энсором и Брижит Бардо, – тот типично постмодернистский фильм, где сюжет отступает на десятое место после визуального ряда, саундтрека, запечатленного духа эпохи и целого букета маленьких курьезностей вроде летающих пенисов.

«Печальная Белладонна» вышла в Японии в 1973 году и сразу же принесла своим создателям неудачу – создававшийся на протяжении шести лет, этот мультфильм забил последний гвоздь в гроб студии «Муши продакшн», и без того страдающей от финансовых сложностей – к концу того же года было объявлено о банкротстве компании. Мультфильм был последним в трилогии «Анимерама», задуманной как полнометражное «аниме для взрослых». Продюсером и главным вдохновителем трилогии был «крестный отец манги» Осаму Тэдзука, режиссером выступил Эйити Ямамото. Что интересно, ни один из фильмов «Анимерамы» не имел отношения к японской историии культуре.

Первая картина, выпущенная в 1969 году – «Тысяча и одна ночь» – стала хитом японского проката и даже добралась до нескольких экранов в США. Вторая – «Клеопатра», в которой переплетаются секс, юмор, Древний Египет, цивилизация будущего, пришельцы и пластическая хирургия, также имел успех.

«Печальная Белладонна» замышлялась как самый концептуальный и эстетский фильм трилогии в отличие от более «легких» и комедийных первых двух фильмов.

Выпущенный в прокат у себя на родине и в Европе, он был представлен в конкурсе Берлинского кинофестиваля, но не завоевал ни наград критиков, ни успеха у публики. Новую жизнь «Белладонна» обрела в 2016 году после масштабной реставрации, в рамках которой были восстановлены семь минут, вырезанных из фильма в 1979 году перед повторным прокатом в Японии.

За основу сюжета взята история из книги Жюля Мишле «Ведьма». В своем исследовании историк романтического направления интерпретировал возникновение колдовских практик как акт восстания против тирании феодализма и римской католической церкви. История проста, как оперное либретто: двое молодых влюбленных, крестьяне Жан и Жанна, живущие в средневековой Франции, готовятся к свадьбе. Их счастье разрушает обычай первой брачной ночи, из-за которого юная девушка теряет девственность со своим хозяином. С этого события и начинается ее падение – не в силах примириться с произошедшим, она поддается уговорам дьявола и превращается в ведьму, завоевывающую страх и уважение всей деревни. Как и следует ожидать, свою жизнь она оканчивает подобно другой известной Жанне, тоже объявленной ведьмой – ее сжигают на костре.

Фильм, который начинается живо и интригующе, уже задолго до середины резко сбавляет темп, становится все более путаным и невнятным – в классическом смысле эту картину сложно назвать удачной. Но главное в «Печальной Белладонне» другое. Культовый статус, обретенный «Белладонной», обоснован, прежде всего, ее оригинальностью и непохожестью на мультфильмы, созданные когда-либо до или после.

«Печальная Белладонна» – все утверждающая и одновременно отвергающая горячая смесь, как и сама эпоха, в которую она создавалась.

Впрочем, сложно ожидать чего-то другого от японцев, создающих в конце шестидесятых годов эротический мультфильм о средневековой Франции. Желая удивить и выразить свое уважение западной культуре, японцы делают свою героиню копией главного французского секс-символа того времени Брижит Бардо (пару лет назад, кстати, объявившей войну эксплуататорам ее образа), а техника рисунка отсылает сразу к нескольким мастерам рубежа XIX – XX веков – в фильме можно заметить влияние и Эгона Шиле, и Густава Климта, и Одри Бёрдсли, и Гарри Кларка, и Джеймса Энсора, и офортов Пикассо.

Это и мюзикл, и не-мюзикл, сочетающий в себе одновременно средневековую духовную музыку, психоделический рок и жанр японской песни энка. Заглавная песня вполне могла быть использована Квентином Тарантино в очередной серии «Убить Билла», в то же время оргазмические вздохи певицы отсылают нас к знаменитой песне 1967 года “Je t’aime… moi non plus”, написанной Сержем Генсбуром для… Брижит Бардо и впоследствии выпущенной в дуэте вместе с Джейн Биркин. К слову, свою любовь к европейскому кино аниматоры «Муши про» также выразили в первом фильме трилогии – в работе «Тысяча и одна ночь» Аладдин был срисован с другой культовой фигуры французского кино – Жан-Поля Бельмондо.

«Печальная Белладонна» – это одновременно мультфильм и не-мультфильм, а, скорее, своеобразный “picture film”, составленный в значительной мере из сменяющих друг друга кадров, выполненных в разной технике – здесь встречаются и графические наброски, и акварельные рисунки, и полноценные картины, написанные маслом.

Постоянная смена техники не выводит визуальный ряд из «общего знаменателя», чья «разношерстность» словно диктуется психоделической культурой хиппи, несомненно, являвшейся еще одним из источников вдохновения для создателей картины.

При всех слабых местах сценария, нельзя обойти стороной и сюжетный посыл «Белладонны». В зависимости от ракурса это кино можно воспринимать одновременно и как мизогинное, и как феминистское, но, учитывая нелицеприятность всех без исключения мужчин в фильме (феодал-скелет, муж-дурак, паж-мямля и т.д.), первая версия кажется притянутой за уши. Как живший в XIX веке Мишле, впервые с сочувствием и симпатией описавший средневековых женщин, вынужденных заниматься «альтернативными» христианской церкви колдовскими практиками, Ямамото изображает свою Жанну с сочувствием и симпатией. И пронзительные в своей точности визуальные образы – главный способ передачи этого отношения. Чего стоит одна только сцена изнасилования в начале фильма, где проникающий в девственное тело член насильника-феодала буквально раздирает плоть Жанны на две части, а пульсирующая в лоне девушки кровь изливается наружу, превращаясь в разлетающихся во все стороны летучих мышей – образ насилия, буквально оглушающий своей жестокостью.

Посыл фильма можно было бы описать и простыми словами: тяжела доля средневековой женщины, ведь если она красива, ничего хорошего ей в жизни ждать не приходится. Только переход на сторону зла может помочь ей обрести власть и свободу, и в конечном итоге в исторической перспективе именно свобода одержит верх над угнетением. Восприятие красивой женщины как ведьмы считывается и из самого названия – ведь растение «белладонна» (на Руси известное как «красавка») имело и другое имя – «бешеница». Вызывающее бред и галлюцинации, а в некоторых случаях и летальный исход, это ядовитое растение само по себе символизирует средневековый страх перед красивой женщиной и ее «демоническими» способностями.

Финальная сцена почти буквально передает цитату из фильма, пожалуй, главного современного режиссера-феминиста Хулио Медема «Беспокойная Анна»:

Убей меня хоть две тысячи раз – я снова появлюсь на свет. Ты никогда не победишь меня, потому что я – мать хороших людей. Я создам армию детей, которые станут хорошими людьми

Ребенок Жанны – это дух свободы и энергии жизни, который невозможно сжечь в костре инквизиции. Так и происходит – на месте горящей в костре Жанны, из взирающих на нее глаз появляется сотня новых Жанн. Спустя несколько сотен лет одна из них поведет людей на баррикады в образе Свободы с картины Делакруа.

Создатели «Анимерамы» смешивали масло с акварелью так же свободно, как смешивали Густава Климта с «Желтой подводно
й лодкой», и сегодня «Печальная Белладонна» с ее великолепным визуальным рядом и саундтреком, написанным знаменитым джазовым пианистом и композитором Масахико Сато, выглядит как психоделический взрыв мозга, вызывающий восторг не только выходящим за рамки эротического фильма сюжетом и его эстетической трактовкой, но и способностью удивлять – при виде танцующих пенисов скуку от не самого динамичного сценария снимает как рукой.

Этот одновременно уникальный и «неудавшийся» фильм представляет собой типичный продукт своей эпохи, пытающийся быть сразу экспериментальным фильмом, эротическим фильмом и феминистским посылом (неважно, что второе и третье, как правило, идут в оппозиции друг к другу). Как итог это еще и один из самых странных и визуально прекрасных мультфильмов из всех когда-либо созданных.

15.11.2018 Лиза Минаева